Научно-миссионерская экспедиция «Гиперборея-2014»

382

С 21 июля по 14 августа под руководством настоятеля Свято-Покровского храма города Жиздры Козельской епархии протоиерея Константина Гиппа, проводилась научно-миссионерская экспедиция «Гиперборея-2014». Целью экспедиции было исследование верований малых народов Ненецкого автономного округа и миссионерская работа с местным населением.

В экспедиции приняли участие: Настоятель Свято-Покровского храма города Жиздры Козельской епархии протоиерей Константин Гипп, пять студентов Миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, иерей Максим Коновалов с женой и четыре добровольца – члены приходского турклуба.

Путь экспедиции начинался в верховьях реки Большая Ою или Великая. Добраться до этих мест можно только вертолетом, даже вездеходчики стараются не ездить в эти места из-за сложности маршрута. По плану предполагалось спускаться вниз по реке на катамаранах и останавливаться в оленеводческих стойбищах для работы. Однако участников экспедиции ждало разочарование – пройдя всю реку, мы не встретили ни одного стойбища, на Ою в этом году никто не стоял. Встретили только одного рыбака-ненца из стойбища, расположенного в нескольких километрах от реки. Проведя с ним беседу, подарили ему Новый Завет с комментариями.

Река оказалась серьезным испытанием: в верховьях из-за маловодности пришлось практически на себе тащить плавсредства, а в низовьях река текла в каньонах с порогами. Многие впервые преодолевали такие препятствия, вот как описала свои ощущения одна из участниц экспедиции: «Первые пороги в жизни»,- отметил наш фотограф дядя Сережа. «Первые речные пороги»,- в ответ подумала я. Сколько раз мы в жизни претыкаемся о пороги личной гордости, о пороги непонимания и недоверия… На порогах Ою главное слушать команды капитана, моментально и добросовестно их выполнять. Табан, значит табан. Прямо, значит прямо. В воду, значит прыгать в воду. По этому поводу у нас тоже родилась шутка. Катюша сидела на руле. И на порогах приходилось его то вынимать, то снова опускать в воду. После того, как катамаран подпрыгнет на очередном пороге, нужно сразу опускать руль в воду, чтобы катамаран не вынесло на камни. И вот очередной порог. Батюшка кричит: «Катя, в воду! Нет, нет, не Катя в воду, весло в воду!» Хотя все-таки самое главное в таких случаях это молитва. На каждом сложном участке я взывала к Богу о помощи, чтобы все у нас получилось, чтобы не налетели на буруны, чтобы не перевернулись, чтобы никто не шлепнулся в реку. Невозможно рассчитывать на свои силы, только Бог, только Он нас вел». Зато удалось увидеть водопад, названный первопроходцами «Зоопарк» из-за схожести окружающих его скал с разными животными. Из того же дневника: «А насчет Зоопарка первопроходцы не ошиблись. Вокруг него камни как будто различные зверушки: сначала непонятно, то ли бобер, то ли крот. Миша разглядел вообще в нем кита. Прямо под водопадом лежит огромная черепаха. Дальше камень, похожий на мишку…

Водопад – это мощь. 12 метров падения воды — это вам не искусственный сувенир из магазина. Огромные струи воды падают вниз, бьются о камни, образуя многочисленные брызги. В этих миллионных каплях играют солнечные лучи, и получается радуга.
«Как неожиданно и ярко
На влажной неба синеве
Воздушная воздвиглась арка
В своем минутном торжестве…, — писал Тютчев о радуге. Любоваться ею можно было бесконечно, настолько она была близка, кажется, руку протяни и потрогай».

Преодолев реку, выходим в пролив Югорский Шар. На берегу видим какое-то огромное существо. Бурый медведь? Здесь они не водятся… Белый? – Он не белый… Да это овцебык – реликтовое животное, завезенное еще в 60-е годы на наш Север из Канады.

Преодолеваем пролив и оказываемся на острове Вайгач, который считался священным у местных народов. До сих пор это место окружено многочисленными легендами и сказаниями. Ну а нас Господь привел прямо к рыбацкому домику, где обитал ненец Борис с семьей, заготавливавший на зиму рыбу. Началась миссионерская работа. «До четырех утра мы (дядя Сережа, Миша, Катюша, Паша и я) сидели в их избушке и разговаривали. Борис и Люба оказались очень душевными людьми. Напоили нас чаем, угостили икрой, соленой красной рыбой и свежеиспеченным хлебом. Увидев наши палатки, которые изо всех сил пытались сопротивляться северному ветру, узнав, что они еще и ничем не обогреваются, Борис дал нам оленью шкуру. О, какое это блаженство – спать на настоящей оленьей шкуре! Это вам не пенка из магазина за 300 рублей. В палатке была жара, самое настоящее пекло. Наконец-то у меня согрелись ноги по-настоящему! Еще оленья шкура имеет специфический запах и создавалось ощущение, что ты находишься в настоящем чуме. Кстати, Володя, которого мы встретили на берегу Большой Ою, оказался родным дядей Любы». На следующий день прямо в этой лачуге крестим 5 человек: самого Бориса и 4-х его детей. Наши девчонки становятся у ребят крестными.

Поднимается шторм. Из-за большой опасности не удается попасть в островной поселок Варнек – сильная прибойная волна может разнести судно о скалы. Поэтому принимаем решение служить Литургию в походной часовне прямо на берегу, ведь завтра воскресный день. Вполне возможно, что это первая Литургия на острове. На удивление ветер стихает, у всех прямо пасхальное настроение. Вся новообращенная семья, а также и участники экспедиции причащаются Святых Христовых Тайн.

После острова Вайгач путь экспедиции лежал на юг к поселку Каратайка. «Сколько нам идти – неизвестно. Борис с семейством стояли до последнего, пока мы не скрылись за горизонтом. На улице 3 часа ночи, хочется спать, а нельзя, замерзнешь. Решили плыть в ночь, потому что погода благоволила, и можно было проскочить на материк. В добрый путь. Прощай, Вайгач! Попаду ли я сюда еще когда-нибудь? Многие из наших ребят считали, что эта поездка была неполноценной из-за того, что не попали в поселок Варнек, не исследовали подробно остров, а моя точка зрения противоположная. Даже то, что мы прикоснулись к малой точке острова уже огромный подарок от Господа». Благодаря хорошей погоде на море расстояние в 150 километров удалось покрыть в 3 дня и миссионеры прибыли к месту назначения. В поселке студентами ПСТГУ была проведена активная миссионерская деятельность, ребята ходили по поселку, опрашивая население, приглашая всех желающих креститься, проводились огласительные беседы.

«Со следующего дня в часовне, имевшейся в поселке, установилось поочередное дежурство. Жителям Каратайки была предоставлена возможность побеседовать со студентами-миссионерами и потом принять Таинство Крещения. И народ приходил. Первыми, кого мы крестили, были четверо деток. Девочке Роксане я стала крестной матерью. Теперь у меня есть духовное чадо Ксения. Детки здесь дивные. У них было такое рвение креститься. Когда они вошли в часовню, то отнеслись ко всему с таким благоговением, которого не встретишь у детей в центральной России. Это странно, потому что очень многие посещают воскресные школы, регулярно причащаются, а страха Божьего нет. Бегают по храму, шумят, дергают родителей… А тут настолько другое отношение к святыни, к крестному знамению, к иконам! Я была поражена. На улице нам встретился нетрезвый мужчина. Когда мы заговорили с ним о Боге, то он очень ревностно отнесся к этому. «Я в Бога верю, вот всей душой верю, прям вот до ужаса верю! Когда меня на машине-то заколбасило, я только и смог, что крикнуть: Боже, спаси меня! И выжил! Выжил. Машина была всмятку, а я – живой. Вот верю и все!» Также сказал, что очень хочет креститься, но возможности нет. Господь послал ему нас. Мы стали его возможностью. В субботу Валентин (его имя) пришел в часовню к обеду тоже немного нетрезвым. Провели с ним небольшую беседу, сделали акцент на моменте: чтобы креститься, нужно быть трезвым. К 19.00 он пришел в чистой одежде, умытый и причесанный. Любо дорого посмотреть. А в воскресенье все те, кто крестился, пришли на Божественную Литургию. В часовне было человек 40. У Валентина больные ноги, но всю службу он простоял, ни разу не присел. Было видно, что ему это очень трудно дается, с него тек пот, тряслись ноги, но душа тянулась к Богу, и Господь посылал сил и терпения. Каждый молился, как мог, как умел, как подсказывало сердце. «Тело Христово приимите, Источника Безсмертного вкусите».

С Юрой и Катей ходили вечером на местное кладбище. Почти на каждой могиле лежал половник. Потом спросили у сельчан, что это значит. Оказывается, половники заменяют здесь кадила. В половник кладут ладан и кадят, а потом оставляют на могиле».

За все время пребывания группы в поселке приняли крещение 22 человека, среди них были как дети, так и взрослые люди. Так же священники освящали дома и совершали иные требы. В местной часовне была отслужена Литургия. Большое содействие оказал нашей экспедиции глава поселковой Администрации Дмитрий Валентинович Вылко. В Каратайке мы провели 5 дней, за которые сумели сдружиться с многими жителями поселка.

«Уезжать не хочется совсем. Девочки повисли на шее и просят остаться. Да вот уже и вертолет прилетел. Только мы сели в него, как слезы невольно брызнули из глаз. Вся обратная дорога, вплоть до Москвы, казалось, пролетела как 2 часа. Как я ни старалась тянуть время, оно стремглав летело и уносило за собой километры от так полюбившегося Заполярья…»

В общей сложности протяженность нашего маршрута составила около трехсот километров. Было крещено 27 человек, опрошено около 100. Собран религиоведческий материал о верованиях народов коми и ненцев. На пути у миссионеров вставали разные препятствия как физические, так и духовные, но, с Божьей помощью, мы их преодолели, стараясь исполнить одну из самых важных заповедей Христа: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28:19-20).

Текст – Василий Гипп,
Отрывки из дневниковых записей Дарьи Егоровой,
Фото – Сергей Тихонов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: