Известный российский сайт рассказал о святой калужской монахине

324

Сайт «Бренды России» рассказал о схимонахине Сепфоре, в миру Дарье Николаевне Шнякиной (урожденной Сенякиной), которая стояла у истоков возрождения Оптиной пустыни и Клыково. За помощью и советом к ней обращались игумены и протоиереи, тысячи людей испытали на себе силу ее молитвы.

Дарья Сенякина родилась в крестьянской семье, в селе Глухово Гавриловского уезда Тамбовской губернии 19 марта 1896 года по старому стилю. Отец ее, Николай Алексеевич, крестьянин-середняк и мать, Матрона Герасимовна, были трудолюбивыми, честными, верующими людьми. Из тринадцати детей, родившихся у них, выжило только трое: Дарья ее брат Василий и Павел, первый брат был впоследствии убит на войне 1914 года, второй при раскулачивании, в начале 30-х годов. Матушка в конце своей жизни (а она пожила сто один год) вспоминала: «Жили мы хорошо с родителями, ходили в храм, икона на вратах. Монахи были в родне моего отца: один монах, а другой жил как монах все знал… В маминой родне были три монахини и один монах».

Дед Дарьи много ездил по святым местам. В 1903 году он привез внучке четки. Матушка вспоминала также, как учили ее Иисусовой молитве жившие в Глухове при храме Покрова Божьей Матери монахини, обучая ее шитью и ткачеству, они говорили, что во время работы нужно произносить молитву «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешную»…

В третий год войны на поле брани погиб ее брат Василий. Вскоре скончался отец, ему было в это время всего сорок пять лет. Почувствовав приближение смерти, он зажег свечу и, сжимая ее в холодеющих руках, сказал: «Подержите меня…. Я сейчас умру».

Дарье исполнилось двадцать лет. Она желала принять иноческий постриг. Но путь этот оказался долгим.

После кончины отца, в 1916 году к Дарье посватался молодой односельчанин Дмитрий Шнякин — человек верующий. Мать благословила этот брак. Девушка безропотно подчинилась и вошла в большую зажиточную семью. У свекра, старосты сельского храма, было четверо сыновей и дочь, большое хозяйство. Он не позволял своим детям после женитьбы отделяться от него, и вот в доме собралось пять снох, пять молодых женщин. Дарья стала старшей снохой, которой по чину полагалось за всем следить, всем распоряжаться, словом, домоправительницей.

Матушка вспоминала, что ей тогда «лапти некогда было снять, не то что отдохнуть». Она справлялась со всеми делами, и все были ею довольны. И совсем не уставала. Господь давал силы. Родила четырех дочерей: Александру, Параскеву, Лидию и Иулию.

В 1933 году пришло страшное раскулачивание сопровождавшееся убийством ее родных. Дом разобрали по бревнышкам. Свекра и свекровь сослали на Соловки. Наступила зима, жить стало негде. Дарью с детьми приняла бедная вдова Агафья, которая жила на краю села и была нелюдима.

Муж Дарьи уехал в Болохово, что в Тульской губернии, строить шахту в надежде заработать и перевезти семью. В Болохове, надо сказать, семье не намного стало легче. Та же скудость во всем. Жили долгое время в проходной комнатушке, спали вшестером на полу, соседи через них перешагивали. Отцу чаще всего доставались случайные заработки: то щиты для снегозадержания на железной дороге сколачивать, то на хлебозаводе дрова колоть, то истопником трудиться. Александра и Параскева тоже где могли работали.

В 1937 году семье дали отдельную комнату в коммуналке, стало хоть немного удобнее. В 1946 году после кончины мужа матушка с дочерьми переехала в небольшой городок в Тульской области Киреевск и еще не будучи монахиней оставила всякое попечение о земном. Дочери выросли и теперь могли позаботиться о ней, о ее скромных нуждах.

Однажды в Киреевске Матушка уединенно молилась, и вдруг явились Ангелы, которые стали ходить вокруг нее, совершая какой-то обряд. Когда они начали одевать ее в монашеские одежды, она поняла, что это — постриг. Вскоре Дарья переехала в Лавру и здесь, на исповеди, рассказала о своем чудном пострижении в иночество. Тогда ее благословили на постриг в мантию, который совершили здесь же, в Свято — Троицкой Сергиевой Лавре, 20 октября 1967 года она была наречена Досифеей. Это произошло так незаметно, что дочери Матушки не сразу об этом узнали. А в декабре 1989 года владыка Серапион, митрополит Тульский и Белевский, постриг матушку Досифею в схиму с именем Сепфора.

Матушку Сепфору беспокоило то, что ей, схимнице, как она думала, придется умереть в миру. Долго она молилась Матери Божией и однажды увидела сон, с пророчеством о своей кончине в Клыкове, в монастыре. Матушка лишь подумала недоуменно: «А где ж оно такое есть?». На что Богоматерь ей ответила: «Не надо тебе знать. Придет время — священники сами к тебе приедут».

В августе 1995 года Матушку Сепфору посетил будущий наместник монастыря Спаса Нерукотворного пустынь в с. Клыково игумен Михаил, в ту пору иеродьякон Феодосий, трудившийся над созданием обители. Узнав, что он из Клыково, Матушка обрадовалась: «Вот и славно, что ты приехал, я ждала! Ты дом строишь?» И слышав утвердительный ответ, продолжила: «Строй быстрее, я приеду к вам жить».

С 1996 года схимонахиня Сепфора поселилась в Спаса Нерукотворного пустыни, что неподалёку от города Козельска Калужской области.

Земной путь ее завершился 13 мая 1997 года, но могила Матушки и сегодня считается местом исцеления и силы.