Епископ Никита совершил заупокойное богослужение о всех богоборцами безвинно убиенных

228

В заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 23-24 сентября 2021 года была установлена дополнительная дата поминовения православных христиан от рук богоборцев невинно убиенных — 30 октября.

В этот день епископ Козельский и Людиновский Никита, в день престольного торжества, возглавил Божественную литургию в храме святого праведного Лазаря Четверодневного города Людиново по завершении которой была совершена заупокойная лития по всем усопшим православным христианам во дни лихолетия безвинно убиенным, страдания и истязания претерпевшим, в изгнании и заключении горькую смерть приемшим.

В сентябре 2021 года Священным Синодом РПЦ было постановлено ежегодно 30 октября совершать заупокойные богослужения обо всех православных христианах, безвинно богоборцами убиенных или безвинно пребывавших в заключении. Мы не имеем права забыть о миллионах жертв официально провозглашенного большевиками красного террора: отравленных боевыми газами тысяч тамбовских крестьян с женами и детьми, о 120.000 расстрелянных в 1921 г. русских людей в Крыму, миллионы умерших в 1932-1933 гг. крестьян по причине искусственно созданного голода. В результате приказа НКВД 1937 г. №00447 началась самая страшная, кровавая и малоизвестная для широкой публики страница большого сталинского террора. По всей стране создавались «тройки», получившие право приговаривать по «первой категории» к расстрелу и по «второй» — к лагерям, в рамках спущенных сверху лимитов. Расстрельные лимиты быстро вычерпывались, и снизу летели в Москву запросы на их повышение, которые охотно удовлетворялись Сталиным, который писал резолюции: «за повышение лимита», своей щедрой рукой добавляя еще тысячи. Личная подпись Сталина стоит на списках с 45 тыс. имён, приговорённых к расстрелу. В 1992 году по данным начальника отдела регистрации и архивных форм МБРФ за 1917-90 гг. имеются данные о 827.995 приговоренных к ВМН за государственные и аналогичные преступления.
Реальных же жертв во много раз больше – это огромное количество погибших в лагерях, это сотни тысяч детей из «раскулаченных» семей, большая часть которых умирала по пути в спецпоселения и в самом лагере и которых никто не считал. Большинству известно о пострадавших из партийной оппозиции, но они были грамотными и оставили о себе воспоминания, поэтому именно они получили широкое освещение в последующей публицистике времён перестройки. Не инородные коммунисты-троцкисты, а обычные русские мужики, священники и военные были главной целью и жертвой террора. Власть ломала через колено недостаточно подходивший ей народ. Основной жертвой Большого террора стал простой крестьянин, посмевший хоть раз сказать слово поперёк комбеду и колхозу, хоть косо взглянуть на председателя сельсовета. Поэтому чекисты в своём обиходе эти репрессии называли «кулацкой операцией». Это была гражданская война на уничтожение всех лиц, социальных слоёв, которые в теории могли воспротивиться диктатуре ком. партии. Именно эти группы – дворянство, духовенство, офицерство, чиновничество, профессура, казачество, крестьянство (так наз. кулачество) – подлежали поголовному уничтожению, по сути, геноциду, как это было провозглашено в первых же декларациях красного террора. Именно в этих людях была соль Русского народа, которому было решено переломать хребет. За пару недель 1937 г. расстреляли больше, чем все военно-окружные и военно-полевые суды царской России за 100 лет. Особое внимание уделялось разгрому Православной Церкви, которая могла стать естественным идейным вождём антибольшевистского сопротивления. В ходе проведённой 5-6 января 1937 года переписи населения верующими себя в открытую исповедовали 55,3 миллиона человек или 56,7% населения страны. Это означало практически полный провал «безбожной пятилетки» и пропаганды атеизма. Неверие решено было пропагандировать прежде всего наганом. В 1937 году, по оценкам Н. Е. Емельянова, было арестовано 162 500 священно- и церковнослужителей, и верующих активистов, а расстреляны были 89 600. Разгромленную в годы революции и гражданской войны Святую Русь добивали во всех её проявлениях, а её стон уже не был слышен, заглушаемый и славословиями вождю.
Многие не знают о своих репрессированных предках, начиная же изучать свою родословную, осознают масштаб того горя, пережитого ими. По верному выражению историка Егора Холмогорова «Жертвы среди простых крестьян — самые массовые жертвы сталинского террора. Именно эта операция придаёт всей репрессивной политике большевиков неустранимый признак геноцида русского народа. Ни все вместе, ни каждый по отдельности они не должны быть забыты».